О как убийственно мы любим год?

О, как убийственно мы любим…
Стихотворение Федора Тютчева

О, как убийственно мы любим, Как в буйной слепоте страстей Мы то всего вернее губим, Что сердцу нашему милей! Давно ль, гордясь своей победой, Ты говорил: она моя… Год не прошел — спроси и сведай, Что уцелело от нея? Куда ланит девались розы, Улыбка уст и блеск очей? Все опалили, выжгли слезы Горючей влагою своей. Ты помнишь ли, при вашей встрече, При первой встрече роковой, Ее волшебный взор, и речи, И смех младенчески живой? И что ж теперь? И где все это? И долговечен ли был сон? Увы, как северное лето, Был мимолетным гостем он! Судьбы ужасным приговором Твоя любовь для ней была, И незаслуженным позором На жизнь ее она легла! Жизнь отреченья, жизнь страданья! В ее душевной глубине Ей оставались вспоминанья… Но изменили и оне. И на земле ей дико стало, Очарование ушло… Толпа, нахлынув, в грязь втоптала То, что в душе ее цвело. И что ж от долгого мученья Как пепл, сберечь ей удалось? Боль, злую боль ожесточенья, Боль без отрады и без слез! О, как убийственно мы любим, Как в буйной слепоте страстей Мы то всего вернее губим, Что сердцу нашему милей!

Избранное
(1824–1873)

Проблеск

К Н.

Весенняя гроза

Могила Наполеона

Cache-cache

Летний вечер

Видение

Бессонница

Утро в горах

Снежные горы

К N. N.

Последний катаклизм

«Еще шумел веселый день…»

Вечер

Полдень

Лебедь

«Ты зрел его в кругу большого света…»

«В толпе людей, в нескромном шуме дня…»

«Как океан объемлет шар земной…»

Конь морской

«Здесь, где так вяло свод небесный…»

Успокоение

Двум сестрам

Безумие

Странник

Цицерон

«Через ливонские я проезжал поля…»

«Песок сыпучий по колени…»

Осенний вечер

Листья

«Сей день, я помню, для меня…»

Альпы

Mal’aria

Весенние воды

Silentium!

«Как над горячею золой…»

Весеннее успокоение

«На древе человечества высоком…»

Problème

Сон на море

Арфа скальда

«Я лютеран люблю богослуженье…»

«Из края в край, из града в град…»

«Я помню время золотое…»

«О чем ты воешь, ветр ночной?…»

«Поток сгустился и тускнеет…»

«В душном воздухе молчанье…»

«Что ты клонишь над водами…»

«Вечер мглистый и ненастный…»

«И гроб опущен уж в могилу…»

«Восток белел. Ладья катилась…»

«Как птичка, раннею зарей…»

«Душа моя – Элизиум теней…»

«Над виноградными холмами…»

«Там, где горы, убегая…»

«Сижу задумчив и один…»

«Зима недаром злится…»

«Нет, моего к тебе пристрастья…»

«Как сладко дремлет сад темно-зеленый…»

«Тени сизые смесились…»

«Какое дикое ущелье!…»

«С поляны коршун поднялся…»

Фонтан

«Душа хотела б быть звездой…»

«Яркий снег сиял в долине…»

«Не то, что мните вы, природа…»

«Еще земли печален вид…»

«И чувства нет в твоих очах…»

«Люблю глаза твои, мой друг…»

«Вчера, в мечтах обвороженных…»

29-е января 1837

1-е декабря 1837

Итальянская villa

«Давно ль, давно ль, о Юг блаженный…»

«С какою негою, с какой тоской влюбленной…»

«Смотри, как запад разгорелся…»

Весна

День и ночь

«Не верь, не верь поэту, дева…»

«Живым сочувствием привета…»

«Глядел я, стоя над Невой…»

Колумб

Море и утес

«Еще томлюсь тоской желаний…»

«Неохотно и несмело…»

«Итак, опять увиделся я с вами…»

«Тихой ночью, поздним летом…»

«Когда в кругу убийственных забот…»

«По равнине вод лазурной…»

«Вновь твои я вижу очи…»

«Слезы людские, о слезы людские…»

«Как он любил родные ели…»

«Как дымный столп светлеет в вышине!…»

Русской женщине

Наполеон

«Святая ночь на небосклон взошла…»

Поэзия

Рим ночью

Венеция

«Кончен пир, умолкли хоры…»

«Пошли, господь, свою отраду…»

На Неве

«Как ни дышит полдень знойный…»

«Не рассуждай, не хлопочи!…»

«Под дыханьем непогоды…»

«Обвеян вещею дремотой…»

Два голоса

«Смотри, как на речном просторе…»

«О, как убийственно мы любим…»

«Не знаю я, коснется ль благодать…»

Первый лист

«Не раз ты слышала признанье…»

Наш век

Волна и дума

«Не остывшая от зною…»

«В разлуке есть высокое значенье…»

«Как весел грохот летних бурь…»

«День вечереет, ночь близка…»

Предопределение

«Не говори: меня он, как и прежде, любит…»

«О, не тревожь меня укорой справедливой!…»

«Чему молилась ты с любовью…»

«Я очи знал, – о, эти очи!…»

Близнецы

«Ты, волна моя морская…»

Памяти В. А. Жуковского

«Сияет солнце, воды блещут…»

«Чародейкою Зимою…»

Неман

Последняя любовь

Лето 1854

«Увы, что нашего незнанья…»

«Пламя рдеет, пламя пышет…»

«Так, в жизни есть мгновения…»

«Эти бедные селенья…»

«Вот от моря и до моря…»

«О вещая душа моя!…»

«Молчи, прошу, не смей меня будить…»

«Не богу ты служил и не России…»

1856

«Все, что сберечь мне удалось…»

Н. Ф. Щербине

«Над этой темною толпой…»

«Есть в осени первоначальной…»

«Смотри, как роща зеленеет…»

«В часы, когда бывает…»

«Она сидела на полу…»

Успокоение

«Осенней позднею порою…»

На возвратном пути

Декабрьское утро

Е. Н. Анненковой

«Хоть я и свил гнездо в долине…»

На юбилей князя Петра Андреевича Вяземского

«Я знал ее еще тогда…»

«Играй, покуда над тобою…»

При посылке Нового Завета

«Иным достался от природы…»

Н. И. Кролю

«Утихла биза… Легче дышит…»

«Как неразгаданная тайна…»

«О, этот Юг, о, эта Ницца!…»

«Весь день она лежала в забытьи…»

«Как хорошо ты, о море ночное…»

«Когда на то нет божьего согласья…»

«Есть и в моем страдальческом застое…»

«Певучесть есть в морских волнах…»

Другу моему Я. П. Полонскому

«Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло…»

«Молчит сомнительно Восток…»

Накануне годовщины 4 августа 1864 г.

«Как неожиданно и ярко…»

«Ночное небо так угрюмо…»

«Нет дня, чтобы душа не ныла…»

«Как ни бесилося злоречье…»

«Тихо в озере струится…»

«Когда дряхлеющие силы…»

«Умом Россию не понять…»

«Как ни тяжел последний час…»

«Опять стою я над Невой…»

Пожары

«В небе тают облака…»

Мотив Гейне

«Нам не дано предугадать…»

«Две силы есть – две роковые силы…»

«Природа – сфинкс. И тем она верней…»

«Как нас ни угнетай разлука…»

Ю. Ф. Абазе

К. Б.

«Брат, столько лет сопутствовавший мне…»

«От жизни той, что бушевала здесь…»

«Все отнял у меня казнящий бог…»

Юношеские и политические стихи, большинство переводов, стихотворения «на случай», эпиграммы

На новый 1816 год

Двум друзьям

«Пускай от зависти сердца зоилов ноют…»

Послание Горация к Меценату, в котором приглашает его к сельскому обеду

«Всесилен я и вместе слаб…»

Урания

«Неверные преодолев пучины…»

К оде Пушкина на Вольность

Харон и Каченовский

Весна

A. H. M.

Одиночество

Гектор и Андромаха

«На камень жизни роковой…»

«Не дай нам духу празднословья…»

Противникам вина

Послание к А. В. Шереметеву

Песнь Радости

Слезы

Друзьям

С чужой стороны

«Друг, откройся предо мною…»

В альбом друзьям

К Нисе

Песнь скандинавских воинов

Саконтала

14-е декабря 1825

«Как порою светлый месяц…»

Приветствие духа

«Закралась в сердце грусть, – и смутно…»

Вопросы

Кораблекрушение

«Кто с хлебом слез своих не ел…»

«Запад, Норд и Юг в крушенье…»

Байрон

Олегов щит

Средство и цель

Императору Николаю I

«Высокого предчувствия…»

«Едва мы вышли из Трезенских врат…»

«Прекрасный будет день…»

«Звучит, как древле, пред тобою…»

«Великий Карл, прости!…»

Певец

Заветный кубок

«За нашим веком мы идем…»

Ночные мысли

К***

«Как дочь родную на закланье…»

«Все бешеней буря, все злее и злей…»

«Пришлося кончить жизнь в овраге…»

«В которую из двух влюбиться…»

К Ганке

Знамя и Слово

«Не знаешь, что лестней для мудрости людской…»

Русская география

Рассвет

Пророчество

«Уж третий год беснуются язы́ки…»

«Нет, карлик мой! трус беспримерный!…»

«Тогда лишь в полном торжестве…»

Графине Е. П. Ростопчиной

Поминки

«Ты знаешь край, где мирт и лавр растет…»

«С озера веет прохлада и нега…»

«Недаром милосердым богом…»

Спиритистическое предсказание

«Теперь тебе не до стихов…»

По случаю приезда австрийского эрцгерцога на похороны императора Николая

Графине Ростопчиной

«Тому, кто с верой и любовью…»

«С временщиком Фортуна в споре…»

«Прекрасный день его на Западе исчез…»

«Когда осьмнадцать лет твои…»

«Есть много мелких, безымянных…»

«Куда сомнителен мне твой…»

Memento

«Когда-то я была майором…»

«Недаром русские ты с детства помнил звуки…»

Александру Второму

Князю П. А. Вяземскому

«Он прежде мирный был казак…»

А. А. Фету

«Затею этого рассказа…»

«Ужасный сон отяготел над нами…»

Его светлости князю А. А. Суворову

«Как летней иногда порою…»

19-е февраля 1864

«Не все душе болезненное снится…»

«Кто б ни был ты, но, встретясь с ней…»

Encyclica

Князю Горчакову

Ответ на адрес

«Он, умирая, сомневался…»

«Сын царский умирает в Ницце…»

12-е апреля 1865

«Как верно здравый смысл народа…»

«Велели вы – хоть, может быть, и в шутку…»

Князю Вяземскому

«Бедный Лазарь, Ир убогой…»

Графине А. Д. Блудовой

«Так! Он спасен! Иначе быть не может!…»

«Когда сочувственно на наше слово…»

Князю Суворову

«И в божьем мире то ж бывает…»

«Когда расстроенный кредит…»

«На гробовой его покров…»

«Небо бледно-голубое…»

На юбилей H. M. Карамзина

«Ты долго ль будешь за туманом…»

В Риме

«Хотя б она сошла с лица земного…»

«Над Россией распростертой…»

«Как этого посмертного альбома…»

Дым

«И дым отечества нам сладок и приятен…»

Славянам

Славянам

«Напрасный труд – нет, их не вразумишь…»

На юбилей князя А. М. Горчакова

«Свершается заслуженная кара…»

По прочтении депеш императорского кабинета, напечатанных в «Journal de St.-Pétersbourg»

Михаилу Петровичу Погодину

Памяти Е. П. Ковалевского

«Печати русской доброхоты…»

«Вы не родились поляком…»

«Нет, не могу я видеть вас…»

«Великий день Кирилловой кончины…»

11-е мая 1869

«Как насаждения Петрова…»

Андрею Николаевичу Муравьеву

В деревне

Чехам от московских славян

Современное

А. Ф. Гильфердингу

«Так провидение судило…»

«Радость и горе в живом упоенье…»

Гус на костре

«Над русской Вильной стародавней…»

Два единства

«Веленью высшему покорны…»

«Чему бы жизнь нас ни учила…»

«Да, вы сдержали ваше слово…»

«Впросонках слышу я – и не могу…»

Черное море

Ватиканская годовщина

«Враг отрицательности узкой…»

Памяти М. К. Политковской

«День православного Востока…»

«Мир и согласье между нас…»

«Как бестолковы числа эти…»

«Тут целый мир, живой, разнообразный…»

«Чертог твой, спаситель, я вижу украшен…»

«Хотел бы я, чтобы в своей могиле…»

Ф. Тютчев. О, как убийственно мы любим. На украинс

(перевод с русского на украинский)
Федір Тютчев. На жаль, як ми убивчо любим.
(українською мовою)
На жаль, як ми убивчо любим,
Як в буйній сліпоті страстей,
Ми тих вірніше всього губим,
Хто нам миліше із людей.
Давно чи, святкував побіду,
Ти говорив: вона моя…
Рік не пройшов – спитай, довідай,
Що збереглось в її життя?
Куди ланіт поділись рози,
Усмішка вуст і блиск очей?
Всі опалили, з’їли сльози
Їдкою вільгою ночей.
Ти пам’ятаєш чи, при стрічі,
Фатальній, першій і благій,
Її казковий погляд, речі
І сміх дитячий, і живий?
І де все це? Життям розмито?
Чи це був тільки сон один?
Але, немов північне літо,
Був швидкоплинним гостем він!
Судьби безжалісним вердиктом
Для неї ця любов була,
Людським осудженням сердитим
На дні її вона лягла!
Дні відцурання і страждання!
В її душевній глибині,
Їй залишались споминання…
Але змінили і вони.
І на землі їй дико стало,
Замилування вже пройшло,
Товпа нахлинула й втоптала
У грязь – те, що в душі; цвіло.
І що ж від довгого страждання,
Їй зберегти вдалось, як приск?
Лиш біль, злий біль розчарування
Біль без відради і без сліз!
На жаль, як ми убивчо любим,
Як в буйній сліпоті страстей
Ми тих вірніше всього губим,
Хто нам миліше із людей.
Украинский текст с ударениями можно посмотреть в 1-ой рецензии
Построчный перевод для русскоязычных читателей.
«На жаль, як ми убивчо любим» – «Увы, как мы убийственно любим»; («На жаль» – «увы», «к сожалению»)
«Як в буйній сліпоті страстей» – «Как в буйной слепоте страстей»
«Ми тих вірніше всього губим» – «Мы тех вернее всего губим»
«Хто нам миліше із людей.» – «Кто нам милее из людей»
«Давно чи, святкував побіду» – «Давно ли, праздновал победу»
«Ти говорив: вона моя…» – «Ты говорил: она моя»
«Рік не пройшов – спитай, довідай» – «Год не прошёл – спроси, проведай»
«Що збереглось в її життя?» – «Что сохранилось в её жизни?»
«Куди ланіт поділись рози?» – «Куда ланит подевались розы?»
«Усмішка вуст і блиск очей?» – «Улыбка уст и блеск очей?»
«Всі опалили, з’їли сльози» – «Все опалили, съели слёзы»
«Їдкою вільгою ночей» – «Едкой влагою ночей» («вільга» – Те саме, що «волога» – влага)
«Ти пам’ятаєш чи, при стрічі» – «Ты помнишь ли, при встрече» ( «стріча» – Те саме, що «зустріч» – встреча)
«Фатальній, першій і благій» – «Роковой, первой и благой»
«Її казковий погляд, речі» – «Её сказочный взгляд, речи» («речі» вiд «річ» – в значенні «мова» – речь)
«І сміх дитячий, і живий?» – «И смех детский и живой»
«І де все це? Життям розмито?» – «И где все это? Жизнью размыто?»
«Чи це був тільки сон один?» – «Или это был только сон один?»
«Але, немов північне літо,» – «Но, словно северное лето,»
«Був швидкоплинним гостем він!» – «Был мимолетным гостем он!» («швидкоплинний» – мимолетный, быстротечный)
«Судьби безжалісним вердиктом» – «судьбы безжалостным вердиктом»
«Для неї ця любов була» – «Для неё эта любовь была»
«Людським осудженням сердитим» – «Людским осуждением сердитым» («Осудження» – Те саме, що «осуд» – осуждение,
порицание)
«На дні її вона лягла!» – «На дни её она легла!»
«Дні відцурання і страждання!» – «Дни отреченья и страданья» («відцурання» – Те саме, що «зречення» – отречение)
«В її душевній глибині,» – «В её душевной глубине»
«Їй залишались споминання…» – «Ей оставались воспоминания» («споминання» – Те саме, що «спогад» чи «спогади»)
«Але змінили і вони» – «Но изменили и они»
«І на землі їй дико стало» – «И на земле ей дико стало»
«Замилування вже пройшло» – «Восхищение уже прошло» («Замилування» – Те саме, що «захват» – восхищение)
«Товпа нахлинула й втоптала» – «Толпа нахлынула и втоптала» («Товпа» – Те саме, що «натовп» – толпа)
«У грязь – те, що в душі; цвіло» – «В грязь – то, что в душе цвело»
«І що ж від довгого страждання» – «И что ж от долгого страдания»
«Їй зберегти вдалось, як приск?» – «Ей удалось сохранить, как угольки» («приск» – Те саме, що «присок» – тлеющие, ещё
с искорками угольки» )
«Лиш біль, злий біль розчарування» – «Лишь боль, злую боль разочарования»
«Біль без відради і без сліз!» – «Боль без отрады и без слез!»
Далее повтор 1-ого четверостишия.
Текст оригинала:
Фёдор Тютчев. О, как убийственно мы любим.
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел – спроси и сведай,
Что уцелело от нея?
Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.
Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?
И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!
Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!
Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.
И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.
И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Текст стихотворения:

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепости страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горячей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебны взоры, речи
И смех младенческо-живой?

И что ж теперь? И где ж все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль злую, боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепости страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!..
Первая половина 1851

Скачать Epub 3 Кб
Для электронных книг и мобильных устройств Открыть PDF79 Кб
Книга сейчас откроется в браузере Скачать doc 14 Кб
Для программы Microsoft Office Word с возможностью редактирования текста

Слушать и смотреть

Фёдор Тютчев «О, как убийственно мы любим…»

Фёдор Тютчев. О, как убийственно мы любим…

Федор Тютчев — О, как убийственно мы любим

Оцените произведение

Анализ стихотворения «О как убийственно мы любим» (Ф. И. Тютчев)

Данное стихотворение было написано Фёдором Ивановичем Тютчевым в 1851 году, а спустя три года – в 1854 году — опубликовано в третьем номере журнала «Современник». Известно, что личная жизнь поэта не всегда была счастливой, но он транслировал свои переживания, любовные и нежные чувства в стихотворениях, посвящённых любимым и любящим женщинам.

Это стихотворение – история из жизни самого Тютчева, то есть оно автобиографично. Тютчев посвятил его своей возлюбленной Е. Денисьевой. Их отношения с поэтом начались, когда он уже был женат и имел дочерей. Денисьева была подругой девушек. Им удавалось сохранять свой роман в тайне до тех пор, пока Денисьева не родила ребёнка от поэта, это случилось как раз в 1851 году. С этих пор всё пошло по наклонной – общество осуждало влюблённых, Денисьевой были закрыты двери во все приличные дома, а Тютчев метался между законной супругой и любовницей, которая позже родила поэту ещё ребёнка. В конечном итоге из-за постоянного стресса, стыда и переживаний Денисьева умерла в раннем возрасте.

Особенности стихотворения «О, как убийственно мы любим» — это и автобиографичность произведения, и его структура. Перед нами кольцевая композиция, то есть первая и последняя строфы идентичны друг другу. Возможно, этот приём был использован автором для того, чтобы показать, что эти взаимоотношения были неким замкнутым кругом, из которого невозможно выбраться.

Жанр, направление, размер

  • «О как убийственно мы любим» — это элегия, так как стихотворение насыщено философскими размышлениями, грустью и тоской. Оно относится к любовной лирике из «Денисьевского цикла», а сам автор работал в направлении «Чистого искусства», то есть его творчество было оторвано от реальной жизни и воспевало лишь красоту мира, а также эмоции и ощущения самого поэта.
  • Используемый поэтом стихотворный размер – четырёхстопный ямб — помогает читать стихотворение плавно, аккуратно, будто на одном дыхании. Что касается рифмы, то она перекрёстная (АВАВ), а также в нём присутствует чередование мужской и женской рифмы.

Образы и символы

На протяжении всего стихотворения лирический герой ведёт монолог с самим собой. Он винит себя в несчастье, которое случилось с его возлюбленной – в начале он акцентирует внимание на своей главной вине, а далее в подробностях описывает свои чувства, воспоминания о любимой. Для лирического героя фатальной ошибкой является его эгоистичность по отношению к женщине, обернувшаяся в дальнейшем бедой.

«О как убийственно мы любим» в какой-то степени пророческое стихотворение, так как слово «убийственно» в данном случае является не просто метафорой. Поэт обвиняет своего лирического героя в том, что это он погубил девушку. Действительно, Денисьеву убило порицание общества и постоянный стыд, который появился из-за легкомысленности Тютчева. Сначала начал меняться характер девушки в негативную сторону, это описано в стихотворении, а потом она и вовсе быстро состарилась и умерла. В этом Тютчев, конечно же, винил себя, и это он передал через лирического героя.

Женский образ отражает жертвенность и слабость женщины, которую любовь топчет, будто скакун на полном ходу. Девушка напоминает цветок, который погубили из-за его же красоты.

Темы и проблемы

В данном стихотворении раскрывается основная тема несчастной любви, а также главная проблема её печальных последствий. Казалось бы, как взаимная любовь может быть несчастной? Мы видим описание раннего этапа взаимоотношений лирического героя и его любимой, это лёгкие, живые, чистые и радостные чувства. Но меньше, чем через год «живой, младенческий смех» девушки сменился на сплошную боль и страдания. Из-за чего? Почему любовь стала убийственной?

Автор не только даёт ответы на эти вопросы, но также раскрывает тему и главную проблему, которую хочет донести до читателя – он открыто пишет о том, что молодую девушку погубила его любовь. Свои искренние чувства необходимо, но в то же время невозможно оберегать от общественного мнения и внимания. Ведь именно бесконечные сплетни и осуждение окружающих разрушили не только счастливые беззаботные отношения героев, но и судьбу девушки, чью душу безжалостно «растоптала толпа».

Основная идея

Как уже было написано ранее, главная мысль и смысл стихотворения «О как убийственно мы любим» заключаются в том, что любовь не только радует, она же и убивает человека, ведь в ней скрыта не только созидательная, но и разрушительная сила. Притяжение сердец будет болезненным и трагическим, если на их пути возникнут препятствия. Так вышла и с лирическим героем, который обрек любимую на позор. Их отношения были обречены, но ни он, ни она не смогли вовремя остановиться из-за взаимной страсти.

Также, лирический герой, говорящий устами Тютчева, должен был понимать, что на нём отчасти лежит ответственность за другого человека, за его возлюбленную. Свою вину герой понимает только после случившейся трагедии. Поэтому еще одна значимая мысль произведения заключается в том, что необходимо избавиться от эгоизма и легкомысленности по отношению к другому человеку, так как именно эта несерьёзность может привести к действительно плачевным последствиям. Если девушка смогла пожертвовать собой ради любви, то ее избранник не сделал этого, отказавшись от нее во имя ее же блага.

Тютчев использует достаточно много тропов.

  1. Например, для описания создания портрета девушки и раскрытия своих чувств он использует не только привычные эпитеты («волшебный взор», «смех младенчески живой», «встреча роковая»), но и метафоры («слепость страстей», «куда ланит девались розы», «судьбы ужасным приговором твоя любовь для ней была», «В её душевной глубине ей оставались воспоминанья»).
  2. В сравнении портрета возлюбленной при первой встрече и спустя год Тютчев использует такое средство выразительности, как оксюморон («Все опалили, выжгли слезы горючей влагою своей»).
  3. Также присутствует аллитерация («з», «ж», «л»), которая помогает поддерживать настроение стихотворения («Боль злую, боль ожесточенья, боль без отрады и без слёз!») – в этой строчке слово «боль» повторяется три раза, что также усиливает депрессивное настроение стихотворения.
  4. Первое и последнее предложения восклицательные, они демонстрируют эмоциональность лирического героя.

Анастасия Бурмистрова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *